Абориген, будь честным до конца и сиди голодным. PDF Печать E-mail
25.06.2013 00:03

      За последние месяцы мы стали свидетелями двух непростых ситуаций в сфере рыболовства. В одной оказались рыбаки-прибрежники. В другой - аборигены. Но если рыбакам помогли решить их проблемы, то аборигены добиться помощи почему-то не могут. 
Традиционное рыболовство давно напоминает бег с препятствиями. Чтобы воспользоваться этим своим правом, представители КМНС должны преодолеть множество преград. Однако в 2013 году им выпали испытания, которые под корень рубят все их прежние усилия.
Посмотрим на примере стойбища, о котором мы уже рассказывали в прошлых номерах. Напомню, что его создали 5 лет назад на берегу Охотского моря три десятка ительменов и коряков из разных районов Камчатки, спасаясь от безработицы и туберкулеза.
На 2013 год они получили право выловить, в среднем, по 30 кг горбуши, 30 кг кеты, 20 кг нерки, 7 кг кижуча (то есть 2 "хвоста"), 8 кг чавычи, 150 кг гольца, 300 кг корюшки. Повторюсь, что это на весь год. Много ли это? Наверное, не очень. Но даже этих объемов люди выловить не могут.
В силу решения краевой комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб от 24 мая 2013 года традиционное рыболовство на акватории Охотского моря от устья р. Большой до устья р. Мухина запрещено до особого распоряжения. Когда появится это распоряжение, никто не знает. Запрет касается лососей и гольцов.
А все остальные виды рыб запретил ловить руководитель Северо-Восточного теруправления Росрыболовства своим приказом №181.
В Камчато-Курильской подзоне, где находится стойбище, запрет действует с 1 июня 2013 года до неопределенного срока.
Аборигены считают этот приказ незаконным. Пишут жалобы в прокуратуру и следственный комитет. "Дайте половить хотя бы корюшки", - просят они. Однако вся пойманная корюшка сразу изымается сотрудниками полиции.
.
Начальник местного отдела УМВД готов приехать сюда в любую погоду и любое время суток, чтобы лично произвести изъятие. Он здесь буквально днюет и ночует, забыв про остальные дела.
Теперь - по поводу белорыбицы. В 2013 году по заявкам представителей КМНС им выделена квота примерно в 18 тысяч тонн в "прибрежке". Но государство, дав им такое право, тут же его отнимает. Потому что правила рыболовства обязывают вести традиционный промысел исключительно традиционными орудиями лова (закидной невод, сети плавные и ставные, вентери, наважьи ловушки). Выловить 18 тысяч тонн этими орудиями практически нереально.
Здесь сделаем небольшое отступление и снова вернемся к ситуации с "прибрежкой". Напомню, что в последних числах мая местное пограничное управление решило обязать прибрежных рыбаков доставить все уловы (а это порядка 300 тысяч тонн) только на камчатский берег. Если понимать закон дословно, то такая обязанность действительно возникает. Но рыбаки считают, что подобные требования невыполнимы.
Правительство края и наш депутат в Госдуме сделали все, чтобы помочь рыбакам выйти из этой ситуации и продолжить промысел. В итоге, появился протокол, который оставляет прибрежникам пространство для маневра между жестким требованием закона и своими возможностями.
А почему бы не оказать такую же помощь аборигенам? Но нет.
Один чиновник с трибуны прямо заявил, что не допустит никаких послаблений относительно традиционного промысла. "Если уж быть до конца честными, то вести традиционное рыболовство надо традиционными орудиями лова", - сказал он.
То есть относительно традиционного рыболовства надо быть честными до конца, а относительно прибрежного - нет? Это что, новая "привилегия" коренных жителей?
Кстати, не сомневаюсь, что аборигены, будь у них возможность выловить 18 тысяч тонн белорыбицы, доставили бы ее на камчатский берег, на местные перерабатывающие предприятия.
По словам президента Ассоциации рыбоконсервных предприятий Камчатки Петра Иванова, для местных переработчиков, которые испытывают дефицит сырца, именно партнерство с аборигенами стало спасением.
"Практически только с ними и работаем, - говорит П. Иванов про аборигенов. - Но им постоянно создают препоны, мешают ловить рыбу. Заявки общин на 18 тысяч тонн белорыбицы на 2013 год удовлетворены. Этот объем мог быть переработан на берегу. Я и подобные мне рыбопромышленники помогли бы аборигенам и с правильным выловом, и с доставкой улова во льду. Такой объем обеспечил бы работой 1,5 тысячи человек, помимо самих аборигенов. Однако чиновники делают все, чтобы эта рыба не была выловлена.
С одной стороны, власть в лице пограничников хотела вывалить на береговые предприятия всю прибрежную квоту в 300 тысяч тонн, которую мы переработать не в состоянии. С другой - не дает привезти на берег 18 тысяч тонн, которые стали бы нам хорошим подспорьем. Где логика?".
И еще вопрос: кому будет польза от того, что аборигены не могут выловить свою законную рыбу, привезти ее на берег, получить самим доход и еще дать заработать переработчикам? Наверное, кому угодно, но только не Камчатке и не нашей стране.

Кирилл Маренин 

Источник: Издание "Камчатский край"

 
Rambler's Top100