"Мы отказались уже от Большой..." Продолжение разговора "Есть ли будущее у Камчатки" PDF Печать E-mail

   По предложению одного из участников дискуссии "Есть ли будущее у Камчатки" Валерия Павловича Беспалова, (Камчатский краевой Фонд "Ветераны") в культурном центре Камчатской краевой библиотеки состоялась встреча с теми, кому не безынтересна судьба реки Большой и кому есть что сказать по поводу перспектив развития на Камчатке (прежде всего, в бассейне реки Большой (домашней реки для большинства жителей полуострова) и в Усть-Большерецком районе) рыболовного туризма и спортивного рыболовства, который привлекает сюда тысячи и тысячи людей.
   Скажем честно - оптимизма у участников этого разговора было мало ("Мы отказались уже от Большой потому что от нее отказываются наши туристы"). И выводы были столь же крайними - вплоть до революционных ("Нужно менять саму систему..."). Но, тем не менее, разговор состоялся. Я не буду называть имена участников этой дискуссии - если нужно, они назовут себя сами и продолжат начатый в библиотеке разговор на нашем сайте. Скажу о другом - о том, что причиной пессимизма многих из них является страх: страх за будущее своего (и без того трудного и не совсем здорового) бизнеса в условиях тотальной рыбной коррупции.
    К счастью, разговор не зациклился, чего мы очень боялись, на этой - одной только коррупционной - теме. Коррупционный фон был принят за константу - константу российской действительности, которая является частью нашей "национальной ментальности". К слову, и браконьерство тоже можно отнести к нашей национальной ментальности - тащить в свою нору все, что плохо лежит (начиная от чеховской железнодорожной гайки на грузило для рыбалки и продолжая тысячами сначала пудов, а потом и тонн, красной икры).
    Более того, разговор коснулся и материальной составляющей государственной рыбоохраны - впервые, наверное, речь пошла и о реальной оценке нужд этого ведомства, которые еще Петр Первый определил по-царски просто: жалованье положить минимальное, чтобы остальной достаток покрывался воровством. То есть это была и есть государственная доктрина охраны рыбных запасов России и... потому, вроде как, "неча на зеркало пенять, коли у самого рожа крива".
Поэтому, понимая и оценивая время, в котором мы живем, и которое характеризуется как государственный или бюрократический капитализм, в котором государственные чиновники обложили не только государственной, но и личной данью все слои российского общества, мы говорили о возможностях самого этого общества повлиять каким-либо образом на ситуацию с браконьерством на реке Большой.
Повторюсь, оптимизмом на нашей встрече и не пахло.
Все прекрасно понимали, что беспредел на реке Большой находится на контроле всех государственных структур, которые имеют прямое или косвенное отношение к этой реке, и беспредел этот по мановению государственной руки ("волшебной палочки") может быть прекращен практически мгновенно. Стоит только захотеть. Или стоит только заставить.
Путей для этого несколько. И они достаточно просты по мнению участников нашего разговора.

.


   Во-первых, в период путины должно быть запрещено движение по реке Большой моторных лодок. Все лодки должны иметь номера, то есть должны быть зарегистрированы в ГИМС. Эта мера была весьма действенной при Советской власти - на резиновой лодке от рыбинспекторов не убежишь, да и доступ к реке и рыбе становится более ограниченным. 
   Второй весьма и весьма доступный для государственных органов шаг - перекрыть незаконный доступ браконьеров к рыбным рынкам. В этом случае количество инспектирующих органов может возрасти чуть ли не на порядок - от общества потребителей до ветеринаров и санэпидемстанции.
   И в-третьих, - перекрыть возможности для незаконной скупки рыбы и икры у браконьеров рыбоперерабатывающими предприятиями. А это самое страшное зло, как считают представители туристических компаний, - браконьерство в этом случае выводится на промышленный поток, а ворованная (браконьерская) икра покрывается непойманной рыбой.

 

Но при этом необходимы и прямо противоположные действия, чтобы получился положительный результат.

   Во-первых, должен быть открыт доступ к рыбе всему местному, а не только коренному, населению, проживающему в бассейне реки Большой. Каждый местный житель должен иметь право на вылов рыбы для собственного питания. БЕЗ ПРАВА ПРОДАЖИ (хотя есть и другое мнение: рыболовуство не является деятельностью, отнесенной к лицензионной, и ею может заниматься каждый гражданин Проссийской Федерации). И не везде, не под каждым кустом, а в тех местах, которые должны быть определены Порядком лова рыбы на реке Большой для любительского, спортивного рыболовства, рыболовства в целях традиционного образа жизни и рыболовного туризма. Этот Порядок для рыболовства в бассейне реки Большой, который должны выработать краевые законодатели (а это определено российским законодательством для районов традиционного проживания КМНС), необходимо закрепить в Правилах рыболовства Дальневосточного бассейна. 
   Во-вторых, необходимо создать альтернативу браконьерскому рыбному рынку - ведь браконьеры (а не рыбопромышленники) поставляют (а это десятки и сотни тысяч килограммов!) сегодня свежую рыбу для жителей краевого центра и окрестных населенных пунктов. Пока будет спрос на браконьерскую рыбу и икру браконьерство в бассейне реки Большой будет развиваться, приспосабливаясь к новым условиям и новым правилам "игры".

   Все это, конечно, замечательно, но "суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет"! Кто же заставит сегодня государственные органы, действующие по Петровым заветам, поменять правила и охранять рыбу, а не торговать этим своим правом на охрану?
   Есть ли в нашей стране такие силы, которые способны заставить повернуть вспять (то бишь вернуть в в нормальное состояние) русла государевых рек? И нужна ли новая революция в России, чтобы построить нормальное государство с нормальным отношением этого государства к собственному народу, чтобы этот народ имел право ловить рыбу и наслаждаться рыбалкой.
   Самое многочисленное в России и мире племя страстных любителей природы - это рыболовы. По разным оценкам, каждый пятый-десятый житель Камчатки - рыболов. Представляете, какая это общественная сила?! Конечно, в том случае, если эта сила имеет какое-то значение. 
   В путину прошлого года на сайте "Рыба Камчатского края" была опубликована информация с места событий - о браконьерстве на реке Большой, вызвавшая серьезный не столько общественный, сколько бюрократический резонанс и побудившая территориальное управление направить в бассейн этой реки дополнительные силы инспекторов, чтобы продемонстрировать свои скрытые возможности. Автор информации позже сообщал, что такого количества инспекторов на реке он не видел за последние несколько лет. То есть, действительно, одной небольшой, но хлесткой публикацией, удалось добиться многого. Но автор тогда не сумел передать нам фотографии лодок без номеров, фотопортретов браконьеров, выбирающих сети, полные рыбы, и другие фотоподробности. 
И поэтому не случайно на этой нашей встрече завязался разговор о том, что необходимо создать "горячую линию" в Интернете, куда каждый может направить свое информационное сообщение о браконьерстве, подтвердив это сообщение фотографиями или видеороликом с места события. Современные возможности фото- и видеосъемок с использованием электронных навигационных систем, указывающих время и место событий, может быть хорошим исходным материалом для создания полновесной базы данных браконьеров для Усть-Большерецкого отдела Северо-Восточного территориального управления Федерального агентства по рыболовству. Помнится, Андрей Анатольевич Крайний, руководитель Росрыболовства, говорил о необходимости использования беспилотных самолетов, которые вели бы видеоразведку браконьерских промыслов. Более успешно это могли бы сделать сами рыболовы, которые проникают в самые недоступные и скрытые даже для "беспилотников" места. В свое время таким образом Камчатрыбвод (по фотографиям, снятым инспектором с борта патрульного самолета) вычислял суда-нарушители, работающие в запретном для промысла районе, и вел свою картотеку. Фотогаллеря браконьеров бассейна реки Большой, думается, могла бы сыграть исключительно важную профилактическую роль, а также помогла бы инспекторам рыбоохраны в их работе.
   Кстати, на Сахалине областной прокурор дал добро правоохранительным органам на работу с фото- и видеоматериалами по браконьерству. То есть, любительские фото- видеофакты могут иметь и серьезные административные (и даже уголовные!) последствия.
   Впрочем, это звенья одной цепи - если правоохранительные органы Камчатки также проявят государственную (а не меркантильно-коррупционную) волю по искоренению браконьерства, то случаев, когда одного и того же браконьера задерживают на реке без каких-либо для него серьезных последствий, 37 раз, попросту не будет. Или будет откровенным позором всей правоохранительной системы полуострова. Но позором она будет только в случае общественного огласки, общественного порицания. А чтобы что-то оглашать, а тем более порицать, необходимы ФАКТЫ. Факты по "горячей линии", которые будут тут же автоматически направляться во все государственные природоохранные и правоохранительные органы, а также в средства массовой информации.
   Такой механизм общественного контроля и надзора за сохранением водных биологических ресурсов, имеющий общественное же влияние через средства массовой информации на природоохранную, правоохранительную и судебную системы мог бы быть весьма эффективным в условиях нынешнего тотального рыбного беспредела на Камчатке.
   И возникает следующий вопрос - вопрос об общественных полномочиях. Дело в том, что многие туристические компании, работающие в бассейне реки Большой и других рек Усть-Большерецкого и остальных районов Камчатки неоднократно обращались в СВТУ с просьбой выделить для охраны рыбопромысловых участков, где эти компании ведут свою работу с туристами, государственного инспектора. Как правило ответ один - инспекторов катастрофически не хватает. Тогда компании просят СВТУ подобрать для них людей, обладающих соответствующими полномочиями, которых буду содержать (платить зарплату, покупать необходимое оборудование, предоставлять транспорт, обеспечивать ГСМ) сами компании. Но в ответ - тишина... Тишина по одной простой причине, что одно не вяжется с другим: инспектор находится на государственной службе, на другой службе государственным инспектором он быть не может.
Как же увязать одно с другим? Существует Институт общественных инспекторов, которые могут иметь по утвержденному Росрыболовством Положению полномочия по сбору предварительного материала, который может лечь в основу делопроизводства по браконьерству. Этот Институт на Камчатке не работает. Но успешно работает подобный Институт общественных (или внештатных) инспекторов в системе природнадзора. Может быть, есть смысл обобщить имеющийся уже опыт и объединить общественные усилия по охране природы, ведь рыба - это всего лишь часть нашей общей природы? Или другой вариант - помочь СВТУ развить Институт общественных инспекторов на Камчатке, создать резерв кадров, помочь с обучением общественных инспекторов, обеспечением их всем необходимым для борьбы с браконьерством и профилактики нарушений рыбоохранного законодательства.
Вопрос этот далеко не праздный, поэтому и обсуждался он довольно долго, нередко с долей изрядного скепсиса, без какой-либо веры в успех этого мероприятия. Но скажу, что во времена Камчатрыбвода и внештатные, и общественные инспектора были важнейшей частью мобильных оперативных групп рыбвода. Думается, что настала пора возродить хоть и старый, но весьма и весьма высокоэффективный рыбоохранный опыт.    Добавлю, что самыми лучшими инспекторами рыбоохраны Камчатрыбвода были как раз бывшие браконьеры. Вполне вероятно, что бывшие браконьеры могут и сегодня пополнить ряды общественных инспекторов. Страха нет - если эти мобильные группы общественной рыбоохраны будут работать на совесть, а не на карман.
Но в составе таких групп в обязательном порядке должны быть представители государственных структур, имеющих соответствующие полномочия, - милиции, рыбоохраны, пограничников. Это, конечно, сложный, но все-таки решаемый вопрос. Чтобы помочь решить его на практике, существует и законодательная база - статья 2 Федерального Закона о рыболовстве, в которой перечислены принципы, которыми должны руководствоваться все те физические и юридические лица, деятельность которых подпадает под действие этого закона.
Эти мобильные группы общественных инспекторов нужны не только для того, чтобы бороться с браконьерами, они нужны и для того, чтобы навести порядок на рыбопромысловых участках (РПУ). Как-то так получилось, что хозяев РПУ днем с огнем не найдешь ни в реальном, ни в виртуальном мире - не известны ни их имена, ни их адреса, ни их контактная информация. Складывается впечатление, что РПУ для организации любительского и спортивного рыболовства используются этими рыбопромышленниками совершенно в других (чаще всего в примитивно промышленных) целях. Но ведь это нарушение принятых арендаторами РПУ обязательств, ограничивающее права населения, эти нарушения необходимо не только выявлять, но и наказывать арендаторов вплоть до расторжения с ними договоров.
И так далее. Вопросов на этой встрече было поднято много - и глобальных, и мелочных, и важных, и смешных...
   К некоторым из них мы еще вернемся, когда будем обсуждать итоги этой встречи в комментариях.
   В принципе, как мы видим, представители туристических компаний, участвующие в этом разговоре, видят реальные причины, которые тормозят развитие рыболовного туризма в бассейных камчатских рек, и понимают, что механизмы, способные эти причины устранить, могут быть созданы только при активном участии общественности, выражающей активную гражданскую позицию. 
   Понимают это абсолютно все, кто принимал участие в разговоре, но, вот что самое важное, - далеко не все из них сами готовы принимать участие в реализации этих идей. Они готовы посмотреть со стороны на то, что будет получаться... Не все конечно, но как я понял из итогового разговора, - многие.
   Но, тем не менее, сделан первый шаг. Первый шаг к объединению с теми, кто занимается рыболовным туристическим бизнесом на Камчатке, первый шаг к рыбацкому содружеству. Пусть пока еще только на словах. Пусть в этих словах еще больше неверия, чем веры в успех нашего безнадежного мероприятия по спасению лососей, но это уже больше, чем НИЧТО, чем абсолютное глухое молчание, чем стена равнодушия.
Лично я был очень рад этой встрече и бесконечно благодарен ее организаторам.
Мы открыты к диалогу. А истина, как известно, рождается только в споре. Сначала на стадии: "Какая глупость". Потом - "В этом что-то есть". И на завершающей стадии: "Кто же этого не знает".
   Наш разговор состоялся потому, что люди в увидели, что в создании первого Общественного Лососевого Совета на Камчатке "что-то есть". А это уже немало.
Впрочем, посмотрим, что думают по этому поводу другие...


Сергей ВАХРИН,
координатор общественной Коалиции
"Сохраним лососей ВМЕСТЕ!"

Источник: Сайт Рыба Камчатского края.

 

 
Rambler's Top100