Окланские хариусы PDF Печать E-mail

Окланские хариусы

В.Евдокимов
 


   Лучшей хариусовой рыбалки, чем на Оклане, мне больше нигде на Камчатке встречать не доводилось. С нетерпением ждал я каждого свободного дня — так хотелось побыть на реке, полюбоваться прекрасными видами, попить чайку из вкуснейшей окланской водички, сварить ушицу.
   С какой бы целью ни ехал я на Оклан, удочка всегда была с собой.
   Очередная встреча с давним другом, геологом по профессии и путешественником по складу души, началась атакой с его стороны: - На рыбалку поедем?
   - А разве можно не поехать?
   - И непременно на Оклан?
   - Какой разговор!
   Ужин с рассказами о рыбалке затянулся за полночь. О чем только не вспомнится в таких неторопливых, задушевных беседах!
   Первый урок рыбалки в этих местах преподал мне один из местных жителей. Остановились мы, но его заверению, в очень уловистом месте, но мне удалось поймать лишь пару небольших рыбок. Учитель же мой сновал по берегу туда-сюда и таскал одну за другой.
   Мне бы последовать его примеру, а я топчусь на месте. Не хватило у меня ума разгадать тактику наставника: почему он все время бегает, будто не рыбу ловит, а грибы собирает?
   - Где же все-таки собака зарыта? - торопит меня собеседник.
   - Не так все просто, как на первый взгляд кажется. Хариус - рыба с характером, чтит устоявшийся порядок: кормись на своей территории, а на чужую не лезь.
   - Как же его тогда ловят, не сходя с места часами? Было же такое?!
   - Было, и не раз еще будет. И ничего особенного тут нет.
   - Как так?!
   - Очень просто. Собралась рыба на кормное место - и кто там будет делить твое и мое, хватай еду порасторопней, нагуливай жирок. А уж когда приходит пора по всей реке поразбежаться, каждый находит себе по вкусу закуток за камнем или коряжкой, и «закон о территории» вступает в силу.

7e.jpg


СПРЯТАЛИСЬ ОТ ВЕТРА


   Шальной ветер враз поднял на Пенжине волну. Какая уж тут рыбалка, когда шапку с головы срывает. И решили мы проскочить на Оклан: река поуже, найдем затишек. Правда, потрепало нас изрядно, умыло и вымочило, но что все это рыболову, когда огонек азарта греет его душу!
   Поднявшись немного вверх по течению, выбрали мы место под крутым лесистым берегом. Здесь тишина, а вверху шумит ветер, треплет деревья, рвет с них листву. Забрасываем удочки и ждем. Но тихо в реке, будто рыбы здесь и не было вовсе.
   Наверное, так ни с чем бы и уехали, если бы не одна моя выдумка. Показалось мне, что залегла рыба, придавила ее непогода. И пока не подсунешь ей блесну под нос, толку не будет.
   Поднялся я еще выше по реке, выключил мотор и плыву по течению. И через каких- нибудь пять метров на крючке оказывается хариус.
   - Быть нам с ухой, - думаю. А тут и вторая поклевка.
   Словом, пока сплывал к ребятам, наловился вдоволь. Моя хитрость всем пришлась по душе, и поймали мы в тот раз даже больше, чем в погожие дни.


МЕДВЕЖЬЯ ПОБУДКА


   На севере осень коротка. И приходит она в один день, точнее - в одну ночь. Вчера еще было лето и ничто, казалось, не предвещало перемен, а сегодня вышел за порог - и вот она, осень, во всей своей красе. Посыпался желтый лист, сменила наряд тундра, река по-осеннему притихла.
   В один из таких дней мчались мы на двух «казанках» на Оклан. Вода слепила, как первый, в одночасье застывший лед. Казалось, мы парили над нею.
   Вечер посвятили охоте, а порыбачить решили утром. Но еще до рассвета разбудил нас медведь. А какой сон после такой побудки? И я предложил идти рыбачить.
   - Можно и пойти, - согласился напарник.
   Но соседи нас не поддержали, предпочли еще поспать. А мы неторопливо оделись при свете фонариков, взяли удочки и отправились на недалекую ямку. И вот какая перед нами предстала картина: в редких утренних сумерках тихая гладь плеса вспыхивала мелкими искрами. Несмотря на такой ранний час, хариус активно кормился; видимо, на фоне чистого неба ему хорошо были видны насекомые на воде. Мы на несколько минут забыли о своих удочках, занятые этим необычным зрелищем.
   Клев в то утро был сказочным. Ни одного пустого заброса. И хватал хариус жадно, намертво. Если бы рядом стоял кто-нибудь с секундомером, наверняка зафиксировал бы рекорд.
   Алая полоска зари только что окрасила небосклон, когда мы направились к стану. Из палатки соседей слышалось легкое похрапывание. Они явно не спешили. Шел как раз тот час, когда настоящему рыболову надо доспать последние минуты, чтобы потом согреть себя чайком и отправиться рыбачить. Соседи так и сделали.

   - Вряд ли они что-нибудь поймают.
   - Да там рыба кишит! - удивился моему заключению напарник.
   - Кишеть-то она кишит, но почему с такого ранья всполошилась кормиться?
   - А кто ее знает?
Компаньоны вернулись быстро и с пустыми руками.
   - Ну, вы, друзья, там и поработали! Подчистую выбрали!
   - Нет, - не согласился я. - Не в том причина.
   - А в чем же?
   - Может быть, в погоде.
   - Погода как погода, дождя не предвидится. Пойдем на реке попробуем.

   Но не клевало и на реке. А домой, мы возвращались под проливным дождем. Он налетел неожиданно, как подкравшийся зверь.
 

8e.jpg


 МАЛИНОВАЯ БУСИНА


   Оказывается, обычный листопад имеет прямое отношение к рыбалке. 
   В один из осенних дней я, того не желая, обидел своего хорошего товарища. И случилось все нежданно-негаданно. Ну, не ловится рыба ни на какую снасть, хоть ты плачь. Подавали мы ей блесны разные, наживки всякие, а она - ноль внимания. Стоят хариусы на самом дне, будто приклеились к нему и уснули.
   Неудачи всегда толкают рыболова на поиск.
   - Пойду куда-нибудь пониже, может, в тиховодье где клевать будет.
   - А я попробую вверху.
   И мы разошлись в разные стороны.
   Но не брал хариус и в заводях. Потеряв всякую надежду, вернулся я к лодке. Достал коробку, в которой было кое-что про запас. Какую снасть сделать? Мой взор привлекла небольшая малиновая бусина. Что, если...
   И стал я изображать нечто необычное для наших мест. Привязал к леске груз, за ним на полуметровом поводке эту самую бусину, а за бусиной - небольшой тройничок.
   Стоявших на дне хариусов было видно. Я старался так опустить удочку, чтобы крючок оказывался недалеко от рыбы. Груз ложился на дно, а бусины с тройником шевелило течением. Некоторые хариусы недовольно покидали свои места, а иных мельтешение бусины перед глазами выводило из себя настолько, что они хватали ее вместе с крючком.
   Через час вернулся мой товарищ. Поймать ему ничего не удалось. А у меня уже было около десятка хариусов. Это ему крайне не понравилось, и он категорично заявил, что пора ехать домой. А потом всю дорогу молчал. Видно, не всегда совместная рыбалка сближает.


ВЕСЕЛОЕ НАЧАЛО


   Мы сидим у костра, наслаждаясь душистым чаем. Спокойно, давно забыв о буйстве половодья, шумит река, с тихим шорохом осыпается тронутый первым заморозком лист, голубой лучистый свет источает небо. Ночь уже перешагнула свой рубеж, и где-то в ее глубинах зарожда
ется новый день. В сторонке ждет нас палатка.
   Подбросив дров в костер, мы идем отдыхать. Завтра - рыбалка, и мне хочется, чтобы был хороший клев и мой друг в полной мере удовлетворил свой рыбацкий азарт.
   Просыпаемся мы, однако, когда уже солнечные лучи, прорываясь сквозь лесной заслон, пятнами падают на воду.
   - Пожалуй, мы можем себя поздравить: клев проспали.
   - Ничего, наша рыба от нас не уйдет, - не поддерживает моей тревоги друг.
   Я быстро завожу мотор. Выезжаем на яму. Вода чиста, и лишь в тени у берега да там, где течение скручивает воронки, не видно дна. Не спеша разматываем удочки.
   Сверкая начищенными боками, уходит моя блесна в глубину. Но не спешат к ней хариусы. Где же они? Что мешает им посоревноваться в ловкости и изворотливости? Занятый этими размышлениями, я лишь в последний момент замечаю появившуюся из-под лодки щуку. Блесна, как загипнотизированная, влетает в ее широко распахнувшуюся пасть. Потом резкий рывок - и прощай, целый вечер старательного труда. И какая блесна! С алюминиевыми полосками, запрессованными в ее медное тело.
   Досада захлестывает меня, и я забываю предупредить друга. А он уже делает подсечку. Куда там! Леска в три десятых миллиметра рвется, как паутинка.
   - Отличное начало, - смеется он.
   - А все-таки нужно выловить эту щуку, иначе останемся без удочек. У меня есть леска потолще и блесна с большим крючком.
   Я мастерю новую снасть. Наконец, все готово. И вот щука на крючке. Что тут начинается! Щука делает рывок к берегу, потом кидается под лодку. Я стараюсь отвести ее подальше от борта, чтобы не обрезать леску. Но очередной рывок, усиленный течением, оказывается последним. Щука срывается.
   Выбираю снасть: кажется, все цело. И блесна на месте.
Не выдержал крючок, отломившись по самое основание.
   - После такой потасовки ей уже не до наших снастей, - успокаивает меня друг.
   - Но, по-моему, эта барракуда разогнала здесь все живое еще до нашего приезда!


ВОТ ЭТО РЫБАЛКА!


   - Ну и ушица! - не устает восторгаться мой друг и после третьей чашки.
   Вижу, что он уже сыт, но никак не может остановиться. И действительно, уха так прекрасна, что жаль ее оставлять. Мы наливаем еще по чашке и доканчиваем котелок.
   - Ну, теперь какая рыбалка, - смеется он, - лодка не выдержит, да и подниматься не хочется.
   - Но придется. Иначе, зачем было забираться в такую даль?
   - Как зачем? Да посмотри на эту красоту! А воздух?!
   - Нет, ты мне зубы не заговаривай, от рыбалки тебе не отвертеться.
   Немного отдохнув и отдышавшись, мы отправляемся на плес. Моя поплавочная удочка пришлась как раз впору: поклевки следуют одна за одной.
   - Давай-ка меняться удочками, - предлагаю другу, - от меня рыбалка не уйдет, а тебе когда еще выпадет такое счастье.
   Он охотно соглашается. И вскоре так увлекается, что забывает обо всем на свете. Несмотря на свою грузную фигуру, бежит от берега, как мальчишка, когда вытаскивает рыбу. Быстро снимает ее с крючка, поправляет наживку и снова забрасывает.
   - Может, хватит? - возвращаю я его к действительности.
   - Как так?! Рыба-то клюет.
   - А она дотемна клевать будет.
   На его лице недоумение. Все его существо противится подчиниться. Но день начал угасать, и он, наконец, понимает, что пора возвращаться.
   - Вот это рыбалка! Сто лет не забуду!
   Друг возбужден, вытирает пот со лба, щеки его озарены румянцем. 
 

.
 
Rambler's Top100